·  флаг  ·  герб  ·  гимн  ·  время  ·  валюта  ·  погода  · 
 


Случайное фото









Главная » Интересные статьи » Природа

Искра Рычагова и Лев Натапов. Деревья эпохи динозавров

Десятого октября 1774 года капитан Джеймс Кук и сопровождавший его натуралист Иоханн Р. Фостер сошли на берег небольшого безлюдного острова. Открывшийся их взору пейзаж был восхитителен. Гористый остров сплошь порос исполинскими, густо-зелеными деревьями, похожими на сосны. Это было во время второго кругосветного плавания знаменитого капитана. Необитаемый зеленый остров располагался в Тихом океане, в 1600 км восточнее открытого Куком четыре года назад побережья Нового Южного Уэльса.

В журнале судна «Resolution» (Решительность), он оставил следующую запись: «главным богатством острова являются хвойные (Spruce pines) деревья с прямыми стройными стволами, отличные от виденных нами в Новой Зеландии и Новой Каледонии… более чем какие-либо другие эти деревья подходят для мачт и рей самых больших кораблей». Образцы этого дерева были доставлены в лондонский Королевский ботанический сад Кью, куда неутомимые британцы привозили образцы флоры и фауны со всего света. Там позже была определена их принадлежность к семейству Araucariaсеае. Кук назвал открытый им остров Норфолк в честь благородной фамилии своих соотечественников, и деревья далекого острова получили название Norfolk Island Pine и отнесены к виду Araucaria heterophylla (от латинских слов: hetero — уникальный и phyllus — лист). Это дерево поразило путешественников не только исполинскими размерами, но и доселе невиданным обликом ветвей, плотно по спирали охваченных темно-зелеными узкими листиками.

Остров, как писал Кук, был богат и другими полезными растениями — капустной пальмой (со съедобной верхушкой) и льном. Богатые почвы, обилие свежей воды и ценной древесины позволили Куку предложить правительству Великобритании остров Норфолк в качестве превосходного места для заселения. Кроме того, Кук отметил, что остров был необитаем, и у поселенцев не возникнут проблемы с враждебными аборигенами. И уже в 1788 году, всего через полтора месяца после прибытия Первого Флота с заключенными к берегам Нового Южного Уэльса, капитан и первый губернатор новой колонии Артур Филлип отправляет на Норфолк корабль «Supply». Основная колония отчаянно нуждалась в качественной древесине для зданий, кораблей, мебели и главной задачей первых заключенных, перевезенных на остров, стала вырубка норфолкской сосны и изготовление из нее брусьев и досок, которые регулярно перевозились в Сидней. История одного из первых поселенцев-заключенных Ричарда Моргана увлекательно поведана Колин Мак-Колл, автора знаменитого романа «Поющие в терновнике», в другой ее книге «Надел Моргана» («Morgan’s Ran»). Нам было любопытно обнаружить имя Ричарда Моргана — прямого предка мужа писательницы в списке первых землевладельцев Норфолка (1792 год). Это он вместе с другими заключенными неустанно пилил и разделывал огромные деревья,для нужд основной колонии..

Прошло более двухсот лет и красавица араукария стала главным украшением набережных, парков и улиц в восточной части Австралии. Но часто люди, любующиеся ими и отдыхающие в их тени, даже не догадываются, что эти стройные деревья растут на земле уже более 200 миллионов лет.

Судя по многочисленным окаменевшим отпечаткам в горных породах триасового и юрского периодов араукарии были широко распространены по всему миру в те времена, когда земля принадлежала динозаврам.

Слово «араукария» произошло от названия племени араукана в Чили, в местах обитания которого и были впервые обнаружены такие деревья. Эти чилийcкие хвойные давно были известны как «обезьянье дерево» (Monkey puzzles) за многочисленные колючие листья, покрывающие не только ветви, но и стволы, что служило препятствием и ставило в тупик даже ловких обезьян. Monkey puzzles (Аraucaria araucanа, впервые описанная в конце 18 века) является классическим представителем немногочисленной семьи «деревьев динозавров», доживших до наших дней. Будучи наиболее примитивным живым хвойным растением оно отличается от других араукарий тем, что мужские и женские шишки расположены на разных особях.

Причудливое обезьянье дерево встречается в горах Чили. Его редкие горизонтальные ветви унизаны жесткой, кожистой, колючей, остроконечной листвой

Семейство Аraucariaceae немногочисленно — сохранилось всего 40 видов. Его представители имеют репутацию ботанических отшельников: они обычно растут отдельными группами или, подобно Норфолкской сосне, оказались в счастливых условиях островной изоляции.

Все араукарии имеют шишки и вместе с другими хвойными входят в сообщество голосеменных (Gymnosperms), где семена не прячутся внутри плода. Отсутствие плода и цветка отличает их от позднее появившихся на земле покрытосеменных (цветковых) растений (Аngiosperms). В отличие от тоже древних папоротников, мхов и хвощей, голосеменным не требуется вода для полового размножения. Они были, таким образом, первыми сухопутными растениями, полностью оторвавшимися от водной стихии. Сегодня на планете голосемянные (немногим более 1000 видов) составляют всего 0,5% от числа всех цветковых растений.

Около 260 миллионов лет тому назад появилась древняя группа голосемянных The Glossopterids, доминировавшая на южном суперконтиненте Гондвана. Ее представители, погибнув «всего» через 15 миллионов лет, оставили Австралии в наследство огромные запасы (120 биллионов тонн) каменного угля. Скорее всего, их вымирание было связано с изменением климата и уровня моря. Однако, в это же время ( в начале триасового периода) на континентах северного полушария, находившихся в условиях более мягкого климата, появляются первые араукарии. Их отпечатки находят в пластах горных пород этого времени.
Время жизни араукарий и динозавров

А в юрском периоде (примерно к 200 миллионам лет), судя по ископаемым отпечаткам, араукарии появились и на гондванских континентах, в том числе и в Австралии. В это время они были покрыты нескончаемыми лесами примитивных хвойных с среди которых росли первые араукарии — обезьяньи деревья (Monkey puzzles). В дальнейшем Гондвану заселяют и другие виды арауакарий. В животном мире этого времени господствовали динозавры. И те и другие вымерли примерно одновременно к концу мелового периода (к 65 миллионам лет) и до наших дней дожили лишь их немногочисленные представители. Сегодня араукарии живут, в основном, в южном полушарии, на континентах бывшей Гондваны: в Южной Америке, Австралии, Новой Гвинее, Новой Каледонии, Новой Зеландии, других островах Океании, а так же в юго-восточной Азии.

Семейству Аraucariaceae принадлежат три рода: Araucaria, Agathis и Wollemi, причем только в Австралии, в отличие от всех других континентов, можно встретить представителей каждого из них.
Колючие красавицы

Род Araucaria охватывает 19 видов, наибольшее количество которых растет на островах Новой Каледонии. В Австралии широко распространены только три вида и о них мы расскажем наиболее подробно. Этo — Norfolk Island Pine

( A. heterophylla), Hoop Pine (A. cunninghamii) и Bunya Pine (A. bidwillii).

Два из этих латинских видовых названий связаны с именами известных английских ботаников 19 века Allan Cunningham и John Bidwill, посещавших Австралию и много лет изучавших ее флору.

Первые два вида весьма близки. Это — очень высокие (до 50 метров) деревья со стройными прямыми стволами и симметрично расположенными ветвями. Листья у них темно-зеленые, очень мелкие (2-8мм), кожистые, узкие,серповидно-изогнутые и заостренные. Они плотно, по спирали налегают друг на друга, полностью охватывая ветви.

Женские и мужские шишки расположены на одном дереве. Женские шишки светло-зеленые, округлые, яйцевидные, похожие на маленькие ананасы (до 7-10 см в диаметре). Их чешуйки имеют острые шипы, что делает всю шишку колючей.

Шишки созревают раз в два года. При этом женские шишки рассыпаются на отдельные кожистые вытянутые чешуйки с зернышками (семечками) в тонкой оболочке. Это делает семена летучими.

Мужские шишки имеют вид чешуйчатых сосисочек (длиной до 10 см), содержащих сотни пыльцевых мешочков размером с булавочную головку. Они располагаются по концам ветвей поодиночке или гроздьями. При созревании они приобретают яркий оранжевый или темно-красный цвет. Мы были удивлены, увидев эти яркие гроздья на деревьях в канун Нового года, и даже приняли их поначалу за елочные украшения! Женские шишки — округлые и светло-зеленые. Позже мы убедились, что шишки появляются далеко не на всех деревьях.

Несмотря на то, что мужские шишки призваны опылять семена женских шишек, они созревают раньше и располагаются на деревьях ниже их.

Отличие между Araucaria heterophyllа и Araucaria cunninghamii заключается в строении ветвей. Первая (Norfolk Island Pine) имеет широкие кружевные, веерообразные ветви, похожие на вайи (листья папоротников), постепенно сужающиеся по мере удаления от ствола.

Поскольку нижние ветви длинее более верхних, профиль этих молодых деревьев имеет красивую треугольную форму. У молодых особей ветви гордо подняты вверх, но с возрастом по мере роста они становятся горизонтальными и даже опускаются вниз. А ствол у норфолкских сосен бурый с чешуйчатой корой Hoop Pine, имеющая такие же игольчатые кожистые листья, такие же женские и мужские шишки, отличается строением своей кроны. Вся листва у нее собирается на концах ветвей в виде кустистых помпонов, при этом крона приобретает куполообразный облик На бурой грубой коре через регулярные интервалы располагаются горизонтальные ленточные кольца., что и дало дереву его общепринятое название (от hoop — обруч).

Эти кольца образуются следами отпавших ветвей. Правда, подобные кольца можно видеть и на стволах Norfolk Pine.

Оба описываемых вида довольно неприхотливы к почве. Они предпочитают открытые места и ныне широко распространены вдоль всего восточного побережья Австралии.

Уже на ранних изображениях Сиднея стройные треугольные силуэты араукарий отчетливо выделяются на фоне окружающего пейзажа. Английским художникам, изображавшим Сиднейскую гавань в начале 19 века, вряд ли бы хватило фантазии придумать для своей картины такое невиданное дерево.

Сегодня любоваться аллеями старых величественных норфолкских сосен лучше всего на знаменитых пляжах Сиднея в Мэнли. В первые дни после основания колонии на берегах залива Порт Джексон капитан Артур Филлип начал их обследовать. В северной его части он встретился с группой рослых аборигенов, чья физическая мощь привела его в такое восхищение, что он назвал эту песчаную бухту — Мэнли ( от manly — мужественный). Первую половину 19 века здесь селились редкие колонисты. Место было достаточно удалено от центра колонии, а почвы оказались мало пригодны для земледелия. Однако, это не удержало Генри Дж. Смита от покупки в1853 году земель на Мэнли с прекрасным океанским пляжем и укрытыми песчаными бухтами. Уже через два года он построил пристань, а еще 4 года спустя к ней начал курсировать колесный пароход «Phantom», который сиднейцы сразу же насмешливо окрестили «Пыхтящим Билли», что не мешало ему проделывать путь от главной сиднейской пристани за те же 30 минут, что и сегодня. С тех пор Мэнли стало самым популярным местом отдыха в колонии.

Смит начал высаживать вдоль пляжей норфолкскую сосну. Более 500 деревьев украшали берег открытого океана почти сто лет. В их тени, по свидетельству одного из номеров газеты Sydney Morning Herald за 1908 год, ежедневно прогуливалось до двадцати тысяч человек. К сожалению, почти половина этих замечательных деревьев пострадала или погибла в 1960 году, когда разрыв канализационной трубы, идущей от очистительной станции Sewage North Head? вызвал серьезное загрязнение прибрежных вод. Впоследствие было высажено 85 новых деревьев, что бы восстановить прекрасную серповидную аллею вдоль океана.

Отдельные араукарии стали подниматься здесь и позже. Так, дерево, посаженное знаменитым певцом и борцом за чистоту окружающей среды Питером Гарретом в 1991 году на южном краю аллеи, выросло за 14 лет на 5 метров. Успех аллеи в Мэнли оказался хорошим примером создания благодатной тени и мест для променадов вдоль пляжей Австралии. Сама эта аллея является символом Мэнли и ее изображения присутствуют на многочисленных открытках, обложках альбомов и постерах, посвященных этому курортному району Сиднея.

В 1881 году по берегaм залива Manly по обе стороны от пристани, к которой через каждые полчаса подходят огромные паромы из центра Сиднея, появились новые посадки. И сегодня высокие норфолкские сосны образуют тенистые аллеи вдоль западной и восточной эспланад.

В связи с ухудшением состояния уникальных араукарий этого района ученые университета Чарльза Стёрта в Новом Южном Уэльсе с 1970 года серьезно изучают этих древних обитателей нашей планеты.

Не менее впечатляющая аллея из огромных норфолкских сосен сохранилась в районе залива Rose Bay. Они были высажены сто пятьдесят лет назад и когда-то аллея, шириной для одной лошадиной упряжки, вела к первому в Австралии винному заводу (Old Family Owned Winery — 1849). Сегодня эти могучие деревья высотой до 40 м и со стволами до 80-90 см в диаметре создают своими густыми кронами сплошной шатер над дорогой, а аллея оказалась на территории престижного гольф-клуба округа Woollahra. Вдоль улицы O'Sullivan поля для гольфа отгорожены длинным рядом таких же могучих Ноор Рine. И подобные ряды стройных араукарий останавливают взгляд повюду вблизи океанского побережья.

Araucaria bidwillii или Bunya Pine со своими огромными шишками (размером с футбольный мяч и весом до 11 кг) широко известны, главным образом, в юго-восточном Квинсленде, в пределах гор Бунья. Они предпочитают вулканические почвы и влажные ущелья и растут довольно быстро. В юрском периоде (210-145 млн. лет) они были распространены очень широко, вплоть до северного полушария.

Деревья достигают высоты 45-50 метров и также имеют прямой ствол, от которого радиально расходятся ветви, отклоняющиеся вверх. Приближаясь к вершине, они сходятся, образуя густую куполообразную крону. Кора их темно-серая и грубая и на стволе и на ветках.

Листья у Bunya Pine совсем другие, чем у двух вышеописанных видов. Они плоские, плотные, блестящие, со сужающимися основанием и верхушкой. Последняя превращается в тонкое длинное остриё, делая ветви болезненно колючими. Возможно, колючая листва появилась у древних араукарий как защита от прожорливых динозавров. Листья спирально охватывают ветви и имеют размеры от 1 до 10 см в длину и ширину до 1 см..

В отличие от шишек описанных выше араукарий, женские шишки Bunya Pine не имеют шипов и похожи на огромные ананасы. Мы увидели в сиднейском ботаническом саду предостерегающую заботливую надпись: «Осторожно — падают тяжелые шишки!».

В этих зрелых шишках содержатся большие съедобные семена ( размером до 1,5 х 2,5 см) с молочной мякотью. Эти орешки аборигены издавна собирали, кочуя с места на место в поисках плодоносящих особей. Деревья объявлялись собственностью семьи и передавались по наследству. В Сиднее с этими величественными араукариями можно познакомиться в Королевском Ботаническом саду, а так же в саду Моunt Annan, где они встречаются в укромных местах, а также вдоль аллеи по дороге к солнечным часам на Sundial Hill.
Гиганты Квинсленда

Над зеленой кровлей влажных лесов (rainforest) Квинсленда местами возвышаются высочайшие представители мира хвойных — Queensland Kauri Pine.

Это Agathis robusta, один из видов рода Agathis, так же принадлежащего семейству Аraucariaceae. Легендарная New Zealand Kauri Pine (A. Australis) является его ближайшим родственником. Оба вида высоко ценятся за отличное качество своей мягкой коричневой древесины. Она широко используется для изготовления мебели и многочисленных сувениров. Помимо Австралии и Новой Зеландии представители рода Agathis встречаются так же на островах юго-востока Тихого океана и в Малазии. Они отличаются от всех описанных араукарий плоскими листьями с тупым окончанием и необычным строением женских шишек. Именно они дали роду свое имя Agathis, что по-гречески обозначает мяч из ниток, так как шишка состоит из сотен чешуек, собранных в мягкий овоидный клубок, напоминающий резиновый мячик.

Деревья — высокие (превышают 50 метров) с преимущественно гладкими стволами и серо-коричневой корой. Нижние две трети взрослых деревьев лишены ветвей, а выше они растут густо, вытягиваясь вверх.

Листья темно-зеленые, блестящие, гладкие, плоские, удлиненные (2-3 х 10-15 см) с закругленными завершениями и параллельными венами. Они располагаются на ветвях супротивно. Их интересной особенностью является наличие специального слоя клеток в основании листа, позволяющего старым листьям опадать. У рода Araucaria таких клеток в основании листьев нет и, как правило, у них веточки падают целиком.

Мужские и женские шишки рождаются на одном дереве зимой, в августе месяце. Женская шишка имеет размеры до 15 см в длину и 10 см в диаметре. Ее семена довольно крупные (до 1 см в длину), плоские, снабжены крылышком и при падении на землю вращаются как винт вертолета. Мужские шишки — вытянутые и достигают в длину 10 см.

В Сиднее агатисы можно увидеть в Королевском Ботаническом саду. Они также украшают его набережную. Там Аgathis australis были высажены в 1916 году вместе с другими деревьями, образовав торжественный Parad Ground в честь столетия сада Множество молодых агатисов можно увидеть также в ботаническом саду Mount Annan.
Открытие столетия

Несмотря на огромное количество известных науке представителей животного и растительного мира нашей планеты (около 1,5 миллионов), ученые ежегодно открывают новые и новые виды. Но находка растения, живущего на земле десятки миллионов лет и пережившего динозавров, около порога гигантского города с населением свыше 4-х миллионов человек явилось оглушающим открытием ботаников. Поразительно, но это произошло только через 206 лет после заселения европейцами австралийского континента.

В воскресный день 10 сентября 1994 года трое молодых людей стояли на краю крутого обрыва. Это были — офицер Службы Национальных Парков и Дикой Природы Давид Нобел (David Noble) и два его приятеля — большие любители приключений. Они находились примерно в 150 км к северо-западу от Сиднея, в горах Великого Водораздельного Хребта, в сердце обширного Национального парка. Это было дикое место с ущельями, обрывами и пещерами, пользовалось дурной репутацией. Ходили слухи, что здесь исчезают люди. Аборигены называли его Валлеми (Wollemi), что обозначало «смотри вокруг себя» (или, прoще говоря, «будь осторожен»). Такое же название имела одна из протекающих здесь рек, местами образующая глубокие, влажные, труднодоступные каньоны в прочных песчаниках. Ученые, изучив этот район, пришли к выводу, что он несет многие черты, более сходные с миром динозавров, нежели кенгуру и эму. Здесь во влажных холодных каньонах сохранились многие представители древнего растительного царства суперконтинента Гондваны, жившие в Австралии задолго до его распада и времени, когда наш континент отправился в самостоятельное плавание. Кроме того, это, — единственное место на земле, где можно увидеть полный набор сумчатых (воллаби, коал, вомбатов) и других удивительных животных (утконосов, ехидн), развивавшихся на нашем изолированном материке. Недаром одна из рек, пересекающих парк, называется Коло (от «Colo», изуродованного аборигенского названия коал).

Нобел методично обследовал все здешние каньоны. В этот сентябрьский день они стояли над одним из них. По прочной веревке смельчаки спустились в глубокую, холодную пропасть, скрытую под сенью листвы. Пробираясь по его неровному, густо заросшему днищу, переплывая заполненные водой ямы, местами карабкаясь по крутым стенам, они натолкнулись на большие странные деревья.

У них были стройные стволы,и необычная пузырчатая кора, которая напомнила Нобелю сириал Cоco Pops. Листва показалась ему ни на что не похожей, и он, отломив ветку, взял ее с собой.

Ботаники долго не могли определить, к какому семейству относятся обнаруженные им деревья. Начались поиски подобных растений в парках и садах. Им было необходимо иметь образцы коры, листвы и, в первую очередь, женские шишки, которые Нобель видел на концах веток на самой верхушке деревьев.

Ученые предположили — не являются ли эти деревья видами из Новой Каледонии, где известно самое большое разнообразных араукарий. Была организована специальная научная экспедиция за такими образцами в каньон.

Опускаясь на тросах с вертолетов ученые срезали секаторами мужские и женские шишки и листву.

Было установлено что мужские шишки и листва позволяют отнести эти деревья к семейству Аraucariaceaе. Но сравнение с двумя известными родами Araucaria и Аgathis показало, что это совершенно новый род в царстве растений.

Этот новый род имеет внешний облик араукарий, такой как у Bunya Pine, а внутреннее строение (главным образом органы размножения) — такое же как у агатисов (как у New Zeeland Kauri Pine). Научное название дерево получило от места нахождения — Wollemi (род) и имени первооткрывателя noblei (вид). Благодаря этому открытию Австралия стала единственным местом, где известны все три рода семейства Аraucariaceaе. Удивительно, что даже аборигены — вечные собиратели орешков араукарий никогда не упоминали эти огромные деревья. К сегодняшнему дню в холодных влажных труднодоступных каньонах сохранились три немногочисленные группы этих деревьев. Однако, судя по распространению древней ископаемой пыльцы, которую прежде не могли идентифицировать, валлемии в прошлом были распространены на гондванских континентах очень широко.

Исследователь сиднейского Королевского Ботанического сада Кен Хил (Ken Hill), сравнил ветку валлемии с отпечатком ветки агатиса, жившего 150 миллонов лет тому назад, в юрское время. Обнаружв, что они абсолютно похожи, понял, что имеет дело с живым ископаемым!

Он же на основе генетического анализа доказал родственные отношения валлемии с другими представителям семейства Аraucariaceaе. Он выяснил, что в далеком прошлом араукарии и агатисы разошлись от общего предка, а валлемии позже ответвилась от агатисов. Ученых поразило полное отсутствие у валлемий следов генетического разнообразия, что обычно предохраняет растения от исчезновения видов. Вообще члены семейства Аraucariaceaе обладают очень низкой степенью изменчивости. Эти обитатели древних побережий, видимо, оказались самыми стойкими хвойными на земле и счастливо существуют и поныне. Изучавшие их ботаники шутят, что ДНК Wollemi Pine содержит все знания и мудрость выжившего дерева.

Высокие (до 40 метров), мощные (до 1 метра в диаметре) и стройные деревья валлемии производят впечатление своей необычной узкой конусообразной кроной. Эта особенность, очевидно, сохранилась с мелового периода, когда Австралия располагалась в условиях низкой освещенности на антарктических широтах, и вертикально опускающиеся ветви способствовали максимальному получению солнечных лучей. Самое высокое дерево ученые окрестили «Королем Билли» и опредилили его возраст в тысячу лет. Этот король высунул свою голову к свету в год, когда норманны захватили Англию (1066 год). Старое дерево часто окружено молодыми стволами разного возраста, поднимающимися от корней материнского ствола, который в некоторых случаях погибал. Эта особенность помогает валлемиям выживать, но мешает точно определять их возраст.

Удивительная темно-коричневая кора валлемий выглядит так, будто тысячи пчел облепили дерево полностью. Она удивительно тверда, холодна на ощупь и выделяет клейкий едкий сок,предохраняющий дерево от гниения Такая повышенная смолистость может привести к катастрофе в случае пожара.

Иногда в нижней части дерева кору словно плавники протыкают вощеные зеленые листья. Листва у валлемий напоминает вайи. У концов ветвей она собрана в помпоны. Листья узкие с сужающейся верхушкой. Они не снабжены механизмом для отделения и при старении покидают дерево вместе с ветками.

Мужские длинные (до 10 см) пыльцевые и женские сферические (до 2 см в диаметре) семенные шишки родятся на одном дереве на концах ветвей. Причем, как у всех араукариевых, женские шишки располагаются на вершинах деревьев и всегда выше мужских. После появления шишек ветви перестают расти и падают вместе с шишками к подножью дерева. Удивительно, но оплодотворение у валлемий происходит редко, раз в несколько лет. Обычно в октябре мужские шишки образуют облако пыльцы, а женские шишки раскрываются позже, даже не достигая полной половой зрелости. И только счастливая случайность приводит к оплодотворению зрелой шишки. Возможно, на нее попадает пыльца с соседних деревьев. А большая часть пыльцы, падая к подножью, гибнет на кислой почве.

После открытия Нобелем рощи валлемий из 23 особей еще 2 небольшие группы таких же деревьев были обнаружены ниже по каньону. Вероятно, в прошлом они образовывали единой лесной массив. Как это не странно, эти гигантские деревья не были найдены больше нигде, хотя их семена разносились водными потоками.

Около 50 других разных растений было найдено в этих рощах. Среди них одна треть была представлена новыми видами лишайников и грибов. Здесь было обнаружено также 4 вида новых микроорганизмов, один из которых был пригоден для получения мощного антиракового препарата.

В 1997 году специальной директивой посещение мест обитания валлемий было строго запрещено, и была создана специальная команда для их охраны. Место обитания валлемий строго засекречено не только от любопытных, но даже и от ученых, которых доставляют сюда на вертолете с повязками на глазах. Опасно даже малейшее нарушение экосистемы. Посетители могут не только вытоптать молодые побеги, но и занести на обуви чуждые семена и грибы, которые могут погубить эндемичные растения.

А изучением строения, особенностей роста и возраста валлемий, выяснением их положения в классификационной системе и исследованием их экосистемы и по сей день занимается множество ученых из университетов и ботанических садов Австралии. Увлекательная книга об этих живых ископаемых и чудесной истории их открытия была опубликована Джеймсом Вудфордом (James Woodford). Знакомство с ней во многом послужило для нас поводом к написанию этой статьи.

Сегодня для распространения валлемий на территории Австралии предпринимаются большие усилия. Их разводят в питомниках ботанических садов из семян и побегов. В одном только ботаническом саду Mount Annan было выращено свыше 1000 особей, причем, отдельные достигли высоты 2-х метров. Все они прекрасно растут как в земле, так и в горшках. Мы видели молодые валлемии в ботанических садах Сиднея (Королевском, Mount Tomah и Mount Annan). Но пока это только единичные экземпляры, заботливо огороженные решетками. В саду Mount Annan мы узнали, что каждый желающий сможет заказать и приобрести саженец валлемии и посадить его у себя во дворе или палисаднике. Правда, ученый Джон Бенсон предупреждает, что те, кто отважится на это, могут потерять свой участок, так как когда-нибудь валлемии разрастутся и заполонят его.

Мы уверены, что пройдет какое-то время, и рощи удивительной Wollemi noblei, так же, как сегодня многочисленные посадки норфолкской сосны, украсят поверхность нашего континента. И они будут напоминать о доисторической эпохе, когда среди этих деревьев бродили громадные динозавры.

Только два вида рода Araucaria (Bunya Pine and Hoop Pine) росли на австралийском континенте. А Norfolk Pine завезли с острова Норфолк. Ныне все они растут вдоль побережий нашего континента. Кроме того, на востоке страны часто встречаются пришелицы с островов Новой Каледонии — New Caledonian Pine. Эти устремленные ввысь деревья легко узнаются по своему узкому силуету из-за укороченных ветвей. Их высокие стволы часто изогнуты, и кажется, что они привыкли изгибаться под напором океанских ветров. Вообще, все эти араукарии легко различаются по характерным силуэтам. Эти большие деревья и были, возможно, пищей громадных прожорливых динозавров.
Разгадка тайны балтийского янтаря

Заканчивая на этом наш рассказ о семействе араукариевых, нельзя не коснуться еще одного, связанного с ним, исследования. Всем известны ювелирные изделия из янтаря. Он образуется в результате окисления и полимеризации смолы преимущественно хвойных деревьев. Увязшие в смоле насекомые часто свидетельствуют о ее древнем возрасте. Это обстоятельство, кстати, легло в основу сюжета романа и фильма «Парк юрского периода», когда по воле фантазии американского писателя Майкла Крихтона генетический материал динозавров был извлечен из мезозойских кровососов, запечатанных в древнем янтаре. Особенно ценится балтийский янтарь из нижнетретичных (60 млн лет) россыпей в Калининградской области России и в соседней Литве. Долгое время произвольно считалось, что его источником была вымершая сосна (Pinus succinifera). Однако, при помощи инфракрасной спектрометрии было установлено, что этот янтарь гораздо ближе к смоле араукариевых. Кроме того, окаменелая древесина араукарий обнаружена в месторождении янтаря в другом месте северного полушария, в Аризоне. А в Новой Зеландии могучие Kauri Pine (Agathis australis) выделяют большое количество смолы, которая используется для производства лаков и линолеума. В восточной Австралии интенсивное выделении смолы можно видеть и на огромных стволах Ноор Pine. И, возможно, 60 миллионов лет тому назад леса таких деревьев и были источником знаменитого балтийского янтаря в северном полушарии.

Стоит упомянуть и популярный со средних веков полудрагоценный «черный янтарь», известный в Северном полушарии. Изделия из него получали, полируя высоко битуминозные каменные угли (гагат или jet). Они залегают среди пород конца юрского-начала мелового периодов (160-150 миллионов лет) и, возможно, представляют собой метаморфизованные скопления Monkey puzzles.
Вместо послесловия

Австралийцы очень бережно относятся к своей, столь легко ранимой, природе. Это их качество всегда восхищало нас. А их усилия, направленные на то, чтобы уберечь от исчезновения древние деревья, пережившие динозавров, вызывают особое уважение. И нам захотелось рассказать, рядом с каким чудом мы живем, и как много неизвестного еще хранит в себе удивительный растительный мир Австралии.


История Австралии,Аборигены Австралии

"Я не знаю деревьев печальнее эвкалиптов..."
Земля вне времени
Экология Австралии. Часть 1
Экология Австралии. Часть 2
Искра Рычагова и Лев Натапов. Деревья эпохи динозавров


 
© 2007–2008, Go2Australia.Ru - портал об Австралии
Rambler's Top100