·  флаг  ·  герб  ·  гимн  ·  время  ·  валюта  ·  погода  · 
 


Случайное фото









Главная » Интересные статьи » Путешествия

Западная Австралия. (Митьки и Австралия) Часть 2.

Пертский Новый Год.
После недельной стоянки в Перте, мы, наконец-то, вернулись опять в пампасы. Неделя в Перте была сложной, невероятное гостеприимство семейства Андрея Аброссимова окончательно подкосило наши хрупкие силы. Всю неделю нас кормили, поили, возили по городу как президента. Нам говорили: "посмотрите налево"; мы, с трудом поворачивая шеи, смотрели налево. "Там красиво",- говорили нам; мы, дожевывая блинчик с мясом, немедленно соглашались.

Сам Перт нам понравился. Он производит впечатление южного приморского города. Застройка - совсем другая: красные черепичные крыши и террасы. Вид Индийского океана отличается от "Южного". (Небольшой экскурс в австралийскую географию - местные Паганели считают, что юг Австралии омывается Южным океаном. Российская география такого океана не знает).
Как позднее сообщил Вадим Берман, в 1999 году какой-то там океанографический совет слушал-постановил, что Южный океан имеет место быть. Так что, мои ехидные высказывания по поводу австралийской географии оказались беспочвенными.
Перт производит впечатление невероятно расслабленного, но в отличии от Аделаиды нет ощущения безлюдности. Народ на улицах есть и вроде даже бодренько двигается. Что характерно, юбки у барышень на порядок короче, чем в Мельбурне (представьте себе Ялту в июле...).

О погоде хочу написать особо. Влажность в Перте минимальная, поэтому жара в 38 градусов мною лично воспринималась с большим энтузиазмом. Вместе с нашим приездом в Перте наступили перебои с погодой - было пасмурно и даже шел дождь, чего старожилы не могли припомнить. В общем и в целом, как говорил наш первый президент, климат мне очень понравился. Обнаружился интересный феномен - если отъехать от Перта на юг, километров на 300-400, то температура падает градусов на 10-15, чувствуется холодное дыхание Антарктики (привет журналистике с очередным штампом).

Именно из-за такого перепада температур я с большим скепсисом отношусь к винодельческому региону Margaret river - виноград любит солнце и жару, и 25 градусов тепла недостаточно для лозы.

К сожалению, с напитками в Перте хуже, чем в Южной Австралии. Там есть пивоварня Little Creatures, которая варит довольно странное на вкус пиво. С первого раза оно мне катастрофически не понравилось, после седьмого раза, организм поняв, что лучше не будет, решил, что сорт Rogers довольно неплох. Посетили знаменитый Moon & Sixpence - после второй пинты Гиннесса я пришел к выводу, что жить в Перте можно. (что характерно, в Аделаиде, когда я заказал пинты моего любимого Куперса, она у меня выскользнула из рук. Я попытался взять стакан во второй раз и только потом понял, что эта пинта миллилитров на 150 меньше обычной английской).

С удовольствием встретили Новый год. С удивлением узнали, что в отличии от Мельбурна, который оккупирован харьковской общиной, в Перте в основном встречаются выходцы из Питера.

6 января мы с трудом выдвинулись в наше следующее путешествие - на юго-запад Западной Австралии. За неделю отдыха мы подрастеряли сноровку и собрались за 7 часов, выехав из Перта в пол-второго дня. Чем невероятно перепугали Андрея и Галю - они думали, что мы уже никогда не уедем.

Следует отметить, что в Перте свирепствует жуткий вирус. Он поражает неокрепшие организмы (у местных к нему наблюдается иммунитет). Если в первый день пребывания в Перте мы еще порывались что-то делать, куда-то ехать, то в последующие дни были поражены тяжелейшей формой пофигизма, отягощенного жаждой бездеятельности и сонно-зевотными реакциями. То ли климат так действует, то ли воздух там особенный, то ли в воду (пиво)чего-то подсыпают...
Пешие прогулки под вино из первых рук.
Первым на нашем пути был парк Leewin-Naturaliste. Он назван таким странным названием из-за того, что расположен между двумя мысами с вышеупомянутыми названиями. Рядом также находится та самая винодельческая долина Margaret river. Очень популярное место для геронтологического отдыха. Мы честно заехали на винарню, которую я знал и любил - Voyager estate. Типичная упадническая картина - сама "свинарня" утопает в пошлой роскоши - виноградники перемежаются с клумбами. Постройки все вылизаны, внутри всякий "антик" типа мельничных колес. Я пошел на так называемый "wine tasting", то бишь дегустацию. С недоумением обнаружил, что красные и белые вина наливают в один и тот же бокал и за дегустацию берут деньги. Смешно. Вся эта процедура - полная профанация этого великолепного процесса. Я говорю это как человек неоднократно посещавший Массандру и Магарач (я как-то снимал халупу у владельца виноградника муската "Красный Камень" и многое узнал о вине из первых рук).

Ограничились покупкой одной бутылки шираза 2000 года по цене большей, чем в сети магазинов Dan Murphy. Заблуждением является полагать, что напрямую у производителя в Австралии можно что-то купить дешевле. Тоже самое касается сыров, шоколада, и даже фруктов и овощей. Например, цены на Victoria market в Мельбурне на абрикосы, яблоки, яйца и прочий натур-продукт в полтора раза дешевле, чем на аутентичной ферме. Абсурд.

Мы прогулялись по нескольким местам - пытались найти водопады, которые в это время года почти все закрыты на переучет. По всему парку от мыса до мыса проходит пешеходная тропа, которая рассчитана на 5 дней пути. Мы сделали несколько-километровые вылазки по ней.

Некоторые части тропы испорчены цивилизацией, например, в Ellensbrook homestead вокруг водопадов проложены прямо-таки пешеходные автострады. Спустились в 2 пещеры. Первая называется Lake cave - потрясающая по красоте. В ней есть неглубокое озеро и тысячи сталактитов и сталагмитов. При неплохой подсветке это создает захватывающее дух зрелище. К этому надо добавить звук падающих со сводов пещеры капель. К сожалению, эта пещера оцивилизована на 100% - вместо любования этой красотой мы были вынуждены находиться в составе группы из 40 человек и экскурсовода-майта, который непрерывно курлыкал "посмотрите направо, что вы видите? правильно, сталактит в форме головы дракона. А теперь, что напоминает вам эта формация? Кенгуру? Я первый раз слышу такое удачное сравнение." И так далее. Мы пытались отстать от группы, но при длине пещеры в 100 метров и пастушьей заботе экскурсовода нам это не удалось.

Вторая пещера, которую мы посетили - Giants cave. Полный улет, обсад и ништяк. Платишь 10 долларов, тебе выдают фонарь системы Дельфин (хорошо, что я не взял свой Maglite, а взял этот, потому что в некоторых местах требовались обе руки, а у Дельфина есть ремешок, чтобы надеть его на плечо) и вперед на 800-метровую прогулку под землей. Глубина пещеры 90 метров. Она действительно гигантская - несколько залов площадью в несколько тысяч квадратных метров (только что проверил, перемножив на калькуляторе 150м на 70м). Тропа огорожена веревками, там, где нужно карабкаться, - проложены лестницы. Но это только на полпути, на второй половине пещеры стоит табличка, что из-за отсутствия финансирования не было возможным проложить дорожку, похожую на тротуар, поэтому вторую часть пути мы проделали ползком, на четвереньках, карабкаясь по расщелинам, и я все время вспоминал анекдот про Анку с Петькой и про таз, который не пролезал (у меня в роли таза выступал фоторюкзак).

Пройдя пещеру и выбравшись на поверхность, мы наблюдали интересный феномен: в буше раздавались странные звуки - как будто семечки жарятся на сковородке и лопаются от жара. Присмотревшись внимательнее, мы увидели, что нечто подобное и происходит - коробочки с семенами какого-то кустарника типа акации лопались с громким треском и высыпали семена на землю.
Месть поссумов.
Вечер второго дня был отмечен неслыханным происшествием. Вернувшись на свою стоянку, мы остолбенели от того, что на ней творилось. Остолбенели - это мягчайший эвфемизм в данном случае. Мы провели на этой стоянке 2 ночи в одиночестве, одолеваемые полчищами поссумов, которые были фантастически наглые и лезли во все, что было на их пути. С помощью палочки-разъяснялочки я быстро создал условный рефлекс - люди, значит надо драпать на дерево и лопать там естесственную еду. Так вот, приехав на свою стоянку, мы увидели человек 70 и кучу машин. Что характерно, они развели костер в кострище рядом с нашей палаткой и сидели там тесным кружком, человек в 40. Остальные были рассредоточены по поляне.

Мы подъехали к нашей палатке, продравшись через стоянку машин и, типа, встали. К нам никто не подходил, никто не пытался с нами заговорить. Мы еще раз протерли глаза, убедились, что это наша палатка с надписью Saint-Petersburg и я пошел к этим чудикам с вопросом "из-за чего собственно". Они сказали, что они тут типа отдыхают и ждут появления поссумов. Ага, сказал я сам себе, вот почему эти милые и пугливые создания превращены здесь в нахальных и надоедливых засранцев. На этом наш разговор с чудиками увял. Они типа сидели вокруг нашего кострища, за нашим столиком и типа отдыхали. Мы в оторопении вытащили складные стулья и сели рядом с машиной, ожидая, что будет дальше. А ничего, они отдыхали на нашем месте (за которое мы заплатили сбор), а мы сидели на табуретках и ждали, когда нам дозволят приготовить себе ужин и почувствовать себя как в гостях.

Такого откровенного хамства я еще не видел в Австралии. Мы просидели полтора часа за машиной, ожидая, пока эти любители природы поймают свой кайф и двинутся в сторону дома с телевизором. Наконец-то, накормивши всех поссумов и передергав их за хвосты, они оперативно собрались и укатили, сказав нам спасибо на прощанье. Мы долго гадали, откуда приехали эти любители природы. Из Перта слишком далеко, австралийские майты ложаться спать с курями и поэтому мы отмели эту гипотезу. Второе предположение - это местные из какой-нибудь Августы или Margaret river. Тоже непохоже - слишком много чудиков для одного городка, тем более, что жители деревень не должны приходить в экстаз от вида обычного brush-tail поссума, который живет практически в каждом мельбурнском доме. Пришлось остановиться на гипотезе, что это чудики из Перта, которые отдыхают в пансионатах Margaret river и мы только что видели момент их единения с Природой.

Ну и совершенно потрясающий аккорд (сравнимого по своей силе разве что с Бетховенскими инвенциями), который закончил этот безумный вечер. Я сидел уже сытый в кресле у костра и наслаждался наконец-то тихим вечером, пил чай и закусывал пряником, как вдруг пошел дождь. Правда, он был очень точечный и шел только надо мной. Присмотревшись, я обнаружил прямо над собой в ветвях трех поссумов, которые и оросили меня, наевшись даров "данайцев".
Tall trees, fine seas.
9 января мы провели в районе городка Pemberton. Эта местность называется Tall trees, fine seas. Здесь растет очень высокий эвкалипт, который называется Karri eucaliptus. Это огромные деревья с прямыми и толстыми стволами. Их одно время использовали в качестве пожарных каланчей. Для этого в ствол дерева по спирали вбивались металлические штыри, чтобы можно было вскарабкаться на вершину. Мы залезли на одно из самых высоких деревьев (John Evans bicentinal tree) высотой 76 метров. Лара осталась с рюкзаком с фотооборудованием на первой площадке для отдыха (25м), а я полез дальше.

Хочу отметить, что я с детства боюсь высоты, поэтому лез я сосредоточенно. Меня подгоняла мысль, что про это дерево мне рассказывала мать двоих детей и она на него забиралась вместе с ними. Когда я добрался до вершины, то увидел, что вершины дерева как таковой уже нет - она обломилась, а дальше надо лезть по неким подобиям строительных лесов на маленькую верхнюю площадку. Там я, распластавшись как кот и вцепившись всеми ногтями в площадку, нашел в себе силы взглянуть вниз - мама дорогая, 76 метров - это очень даже высоко. Потом был спуск. Говорят, что смотреть вниз не рекомендуется, но это приходится делать, чтобы нащупать следующий штырь.

Ввечеру мы разбили лагерь на берегу пресноводного озера Jasper, в котором можно чудесно выкупаться. К нему ведет дорожка с глубокими песками и я наконец-то порадовался сему процессу. Гораздо интереснее реветь 4-мя тысячами оборотов на 3 передаче, чем ехать по гравию. 10 января день ознаменовался настоящими приключениями.

Мы бесцельно прокатились в Windy harbour ("популярное место для отдыха в парке D'Entrecasteux") посмотрели на металлические бараки-пансионаты, которые видны отовсюду и поехали на Yeangerup sands - движущиеся песчаные дюны или, как говорят бабаи, - барханы. Это невероятно мягкие и сыпучие пески, в которых машина вязнет. Чтобы ездить по ним, необходимо уменьшать давление до 10 фунтов на дюйм и двигаться на довольно большой скорости.
Вода - это не самое плохое.
До океана мы доехали без приключений, но на обратном пути я сделал классическую ошибку. Настолько классическую, что даже стыдно - я собирался остановиться после вершины бархана, чтобы подобрать Лару (она вышла, чтобы уменьшить вес машины) и затормозил до того, как преодолел мертвую точку на вершине, в результате Ниссаныч встал, гордо опираясь брюхом о вершину бархана. Мои попытки съехать с вершины закончились тем, что колеса до половины зарылись в песок и машина полностью сидела на брюхе. Время было 7 часов вечера, через час зайдет солнце.

В качестве бодрящего факта заморосил мелкий дождик, а на океане начался шторм (хорошо, что завязли не на берегу океана, подумал Штирлиц). Для начала я попытался откопать колеса - полное фиаско, потому что песок был настолько сыпучим, что пришлось бы срыть песок метрах в трех по окружности. Затем я начал доставать лебедку, чтобы стащить машину с вершины. Деревьев в округе не было, поэтому я начал рыть яму у подножия дюны, чтобы зарыть в нее запасное колесо в качестве якоря. Лару я назначил радисткой-Кэт и она с непередаваемой интонацией вещала на 40 канале УКВ "Из энибади гоуинг то Йенгерап бич?", но ответа из эфира не поступало. Видимо, все с замиранием слушали эти чарующие звуки и не решались ответить.

Через полчаса мои героические усилия по выкапыванию ямы были прерваны появлением на противоположном склоне бархана Землекрейсера с 2-мя майтами и 4-мя детьми (видимо у их жен был День Де ля Либерасьон де ля момма и они спровадили своих мужиков на рыбалку). Владелец Землекрейсера был опытным ССМ (Суровым Сибирским Мужиком), поэтому дальнейшее руководство спасательной операцией автоматически перешло к нему.

Сперва он хотел дернуть машину снэтчем (резиновым тросом), но там не было места для разгона. Тогда он решил приподнять машину с помощью большого домкрата (у него рабочий ход около полутора метров). Мы поднимали Ниссаныча за разные части и подсыпали песок под колеса, в результате он довольно быстро снова приобрел вид машины на колесах, а не полноприводных саней. Вся процедура заняла минут 20. Гораздо больше времени ушло у меня на то, чтобы снова запаковать лебедку, потому что она лежала на самом дне и, чтобы достать ее, пришлось вытащить практически все содержимое багажника.

Кстати, через 10 минут мимо нас проехало около 6 машин, так что застревать надо тоже с умом, на популярных местах. В следующий раз даже не буду доставать лопату, буду с бутылкой пива ждать, пока приедут и вытащат.

Обратно ехали уже в темноте - абсолютно сюрреалистическая картина - белые барханы, ночь, на море шторм, на горизонте низкие облака и идет дождь, а наш путь пролегает по провешенной дороге, а на вешках мерцают светоотражатели. Из-за сильного прожектора невероятный контраст между черным и белым. У меня это, наверное, одно из самых сильных ощущений, оставшихся от дорог.

Да, в качестве финального аккорда, спускаясь с одной из дюн мы угодили в глубокую яму, в результате чего весь груз в багажнике (плохо принайтовленный в спешке) поднялся вверх, замер там, а потом со всей мочи ахнул вниз. В результате этого была выбита нижняя пробка в 20-литровой канистре с водой. Но это выяснилось позже, когда я уже на твердой дороге остановился, чтобы накачать колеса и удивившись мокрому заднему бамперу, задал риторический вопрос "какого тойфеля нас мокрый бампер?" Открыл задние двери и был окачен водой, хлынувшей из машины. Видимо, это - как конец каждого акта, - я должен быть смочен какой-либо жидкостью. Вода - это не самое плохое.
***
11 января погода окончательно испортилась, целый день дождь-энуретик и прогноз неутешителен еще на 2 дня. Я пытался просушить машину от катастрофы с канистрой, но мне помешал дождь. Провели целый день в поисках места для ночлега, но все места заняты, суббота - местные майты едут на природу. Под самый вечер нашли одно местечко, увы, по соседству с компанией рабочей молодежи. Они часа три орали песни, лаюли, мяукали и визжали что-то женское. Счастливые люди, я вспоминаю нашу юность - нам надо было не меньше литра водки на нос, чтобы петь "Веселого подводника" часами, а эти после банки пива куражатся полночи. Пьют исключительно для запаху, так как дури своей у них хватает.

Сегодня мы продолжили наше путешествие по краю высоких деревьев - доехали до городка со странным названием Denmark. Посетили Valley of Giants - долина в которой растут эвкалипты Buttressed Tingley gum. Этот эвкалипт уникален тем, что он приспособился расти на каменистой почве и поэтому внизу ствол разделяется на несколько. В этой долине построили пешеходную дорожку, которая проходит на уровне крон деревьев, это примерно 40 метров от земли. Металлическая подвесная дорожка раскачивается как корабль, поэтому люди с неисправным вестибулярным аппаратом на ней задолго застывают, а потом как крабы карабкаются назад.
Обо всем понемногу.
Что мне жутко не нравится в Западной Австралии, так это карты. По большому счету их нет. Почему это происходит я не не знаю. Например, в Виктории есть атлас сельских дорог - толстая книжка типа Melway (того же издательства), который точнее геодезических карт. Конечно, масштаб не фонтан, но если там что-то нарисовано, то можно смело ехать. На Пертщине же мы столкнулись с феноменом - дороги есть, карт нет. Есть куча дорог, которые помечены указателями, у них есть имена, на всех развилках стоят указатели направлений, но карты о них умалчивают. Говорят, что это делают намеренно, чтобы поменьше ездили и не портили жизнь местным жителям. В принципе можно пойти в магазин и затариться набором соток (карты с масштабом 1::100000), но все беда в том, что эти карты 75 года и многие вещи кардинально изменились. Вторая проблема - при австралийских расстояниях придется брать дополнительный прицеп, чтобы увезти карты на маршрут в 12 тысяч километров.

Отдельное слово хочу замолвить о верном Ниссаныче. Машиной я очень доволен. Никаких неожиданностей и сюрпризов я не обнаружил. Все сделано надежно и с многократным запасом прочности. Порадовала трансмиссия - несколько тяжеловесная в обращении, но весьма прочная. Сцепление пока ведет себя превосходно. Двигатель конечно слабоват для такого веса, и его надо крутить, чтобы получить мощность, достаточную для езды по бездорожью. В принципе, не так страшен черт - передаточные числа неплохо подобраны, и если переключить раздаточную коробку на низкие передачи, то можно ездить. Только перед каждой горкой надо думать, какую передачу включать; если обороты упадут ниже полутора тысяч, то оживить можно будет, только сжигая сцепление или сдавая назад.

В зыбучих песках Ниссаныч вел себя не очень хорошо, но это беда всех тяжелых машин. Какой-нибудь Серф или Пахеро гораздо шустрее карабкаются там, где Патрули и Землекрейсеры вязнут. Расход керосина примерно следующий: трасса без груза - около 10 литров на 100 км, трасса с грузом - около 12 литров на 100 км, город без груза - около 12 литров на 100 км, 4wd - сколько получится. Пока что максимальная цифра 19 литров на 100 км (песчаные дюны). Емкость баков не вполне адекватна прожорливости - всего 95+32 литров. Хотя, с другой стороны, этим обеспечивается большой дорожный просвет.

Подвеска пока справляется с весом и теми "стиральными досками", по которым мы ездим. Посмотрим, что будет дальше - говорят, что самая тяжелая дорога - Gunbarrel highway в пустыне Гибсона. Его проложили в 1958 году и с тех пор ни разу не выравнивали грейдерами или бульдозерами.

Из необычных фенечек - руль покрыт специальным пластиком, по которому не скользят руки, даже покрытые кремом от солнца. В бездорожье это очень хорошо, но на трассе, когда 8 часов держишься за руль это неудобно, потому что ладони начинают просто гореть.

По мелочам - расхлябалась задняя дверь и стала зажигаться красная лампочка. Других потерь вроде нет (не считая красивые продольные царапины по бокам в количестве 247 штук, но это вроде как боевые шрамы и вроде как бы даже и украшение).

Еще одна вещь, которую я хочу упомянуть про оборудование - видимо, палатку надо покупать местного производства. Моя палатка, привезенная из Питера, всем хороша, за исключением одной вещи - материал, из которого она сделана, имеет очень большой коэффициент температурного расширения. Поэтому палатка находится в двух состояниях - либо натянутая как барабан и при этом невозможно застегнуть молнии, либо она вся обмякшая, как увядшая груша.

NB орфографию, пунктуацию и синтаксис Ларок сначала отказывалась проверять, начитавшись накануне "Рок-посевов" Севы Новгородцева, изобилующих очепятками. Говорила, что и так потянет, а пунктуация вообще - на усмотрение автора. Однако прочитав то, что я написал, она отобрала у меня клаву и провела добрый час, расставляя какие-то запятые и другие закорючки.

PS Спасибо всем ответившим и поздравившим с Новым годом.


День Австралии

Западная Австралия. (Митьки и Австралия) Часть 1.
Западная Австралия. (Митьки и Австралия) Часть 3.
Западная Австралия. (Митьки и Австралия) Часть 4.
Западная Австралия. (Митьки и Австралия) Часть 5.
Западная Австралия. (Митьки и Австралия) Часть 2.
Западная Австралия. (Митьки и Австралия) Часть 6.
Flinders Ranges. (Митьки и Австралия) Часть 7.
Горнолыжные Курорты
Отели Австралии
Рекомендуемые туры по Австралии


 
© 2007–2008, Go2Australia.Ru - портал об Австралии
Rambler's Top100